Новости епархии 30

Крестный ход в Коробейниково: Николай Викторович

10.07.2021
Источник информации: Алтайская митрополия
Адрес новости: http://www.altai-mitropolia.ru/allnewses/news/?id=23144



Николай Викторович: «Здесь идут все верные»

В крестном ходу встречаются вроде бы обычные, и в то же время не совсем обычные люди. С одним из них меня свел Господь руками иерея Петра Лисицкого, который сам по себе тоже человек уникальный. Итак – Николай Викторович, житель села Михайловского, 65 лет, богатырского телосложения, с окладистой роскошной бородой и усами, щедрой души, прямой, иногда даже немного резковатый и вспыльчивый, но необыкновенно искренний и добрый человек. Он прибыл в крестный ход на личном автомобиле – «Ниве». Машина для его образа жизни самая подходящая – он увлекается охотой, рыбной ловлей, садоводством и огородничеством… В крестном ходу ему приходилось ехать, и он старался помочь немощным, подвозил их вещи и самих уставших, особенно женщин и детей, всегда ехал с этой целью в хвосте колонны…

– Николай Викторович, кто ты по профессии?

– Профессий у меня очень много. Сперва техник-механик, водитель – объездил полстраны. Матрос первого класса, моторист-легководолаз, работал в пароходстве. Старатель – мыл золото и навыки эти не растерял. Добыли любимой стране с товарищами несколько тонн золота. Работал на нефтепромыслах – Ванкор, Самотлор.

Апостол Павел говорит, что когда предстанем пред Господом, каждый покажет свои дела: деревянные, золотые, серебряные, глиняные. Надеюсь, мои дела скажут за меня. Надеюсь, боюсь и трепещу, потому что дел моих как добрых, так и злых очень много. Потому что грешишь уже тогда, когда лишь подумал что-то плохое…

– Мне кажется, ты максималист, относишься и к себе, и к другим «по гамбургскому счету»…

– Да. Ну а как иначе? Меня учили так жить. Жизнь дается один раз – земная. А потом переходишь от смерти к вечной жизни, даже не теряя сознания. Свидетельств тому очень много. Возьми хотя бы историю с нашей барнаульской Клавдией Устюжаниной. У нее был рак кишечника в неоперабельной стадии. Она преставилась прямо на операционном столе. Душа унеслась к Богу. Потом Господь ее вернул назад. И все это время она была в памяти. Страшно, конечно, будет проходить мытарства, потому что столько всего было. Поэтому вся моя надежда на Божию Матерь, на Царицу Небесную. Надежда в том, что Она защитит, покроет Своей пречистой ризой.

– Николай Викторович, ты уже четвертый раз в крестном ходу. Пора поделиться с читателями впечатлениями, думами, наблюдениями… Что тебя сподвигает на, не побоюсь этого слова, подвиг? Ведь приходится вырываться, выламываться из привычной среды… Здесь же все другое… Что для тебя крестный ход?

– Молитва. Такого нигде не увидишь, не встретишь, не добьешься. Молитва! Моисей Оптинский, мой земляк, он из Курской области, говорит: «Молитва сама учит!» Я долго думал над этими словами. Они как-то запали в душу: как она, молитва, может учить?! А вот учит. Когда идешь в крестном ходу, молитва Иисусова проникает и в плоть, и в кровь, и в сознание… И крестный ход закончился, а молитва все идет! И такая благодать! И ты знаешь, что и молитва идет, и Бог рядом и ничего тебе ни то что не страшно – я жизни не боюсь. Чего нам бояться у себя дома, на своей земле?..

– Пусть нас боятся!.. (шутка)

– Зачем нас бояться? Мы люди приветливые. Русский человек всегда славится своим терпением, гостеприимством. Всегда поможем и вдове, и сироте. Никогда не пройдем мимо.

А здесь – это рай. Для меня это рай. Иду в одной семье. Живу одними и теми же молитвами. Именно живем молитвой. Радость от акафиста Божией Матери, радость от того, что могу хоть какой-то малой толикою за все то доброе, что Господь дал мне и дает, отплатить тем, что славлю Его. Да, прославляю моего Бога! Ведь еще апостол Павел пишет: «Каждый стоит перед своим Богом» (Рим. 14, 4). Это не значит, что Бог у каждого свой. Он один. Но каждый стоит перед своим Богом. Эти слова для кого-то покажутся непонятными. А это нужно все прожить, пережить.

Что такое рай? Это тоже семья. Семья святых. Что такое крестный ход? Тоже семья святых! Ведь мы, когда причащаемся, становимся святыми людьми. Пусть на какой-то момент. Вот эта святость нас и учит, и ведет, и показывает нам, как нужно жить, по слову Амвросия Оптинского: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать и всем мое почтение».

В крестном ходу настолько все остро обозначено, пламенно делается! Здесь мы проявляем и свое милосердие. Ведь от избытка сердца говорят уста. И здесь проявляются все лучшие качества человека: милосердие, помощь ближнему, любовь к нему. Дела любви всегда приводят к любви!

Крестный ход – это молитва, это любовь, это счастье в конечном итоге, это рай, который нужно обрести еще здесь, на земле и при жизни. Мы же здесь, на земле, обучаемся и чтобы туда прийти, нужно, чтобы ты что-то уже знал.

–  Кстати, митрополит Сергий в одной из своих последних проповедей сказал: «На земле мы учимся обретать крылья».

– Согласен. Увы, не всегда мы можем вместить то, что говорят нам. Так, иудеи не могли вместить то, что говорил им Господь наш Иисус Христос. Они не могли понять слов Христа: «Аще не снесте Плоти Сына Человеческаго, ни пиете Крове Его, живота не имате в себе. Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день» (Ин. 6, 53). Как это – есть человеческую плоть и пить человеческую кровь? Это же невозможно! И вот в конце земного пути Господь открывает эту великую тайну Евхаристии, Причастия: «Это творите в Мое воспоминание» (Лк. 22, 19). И вот тогда уже Слово вместилось в апостолов. А теперь оно вместилось и в нас.

Все, что в нас есть божественного, образ Божий – это то, что мы владеем словом. Не тело, не лицо, не руки, не ноги делают нас образом Божиим, а то, что мы владеем словом. Слово нам дает жизнь, душу бессмертную, любовь и все остальное. А где и как все это можно обрести? В молитве. А где молитву эту увидишь и услышишь? В крестном ходе. Начинается крестный ход с молитвы и заканчивается тоже с молитвой. А в середине и акафисты, и любовь, и милосердие, и помощь, и вся радость, которую Господь дает, проявляется на нас, крестоходцах. Поэтому жду этого момента, когда пойду в крестный ход, и трепещу от того, чтобы Господь позволил мне пойти. Потому что не секрет: здесь идут все избранные, все верные. Здесь пришлых нет. Даже если и появляются, их надолго не хватает. Приятно посмотреть на верных сыновей и дочерей Русской Православной Церкви. Да, я националист – в том плане, что люблю свой народ, свою землю, реки, горы, моря, леса, потому что за эти земли, моря, леса, горы, степи, за чистейшие родники мои предки кровь проливали, жизни отдавали. Придется нам – и мы то же самое сделаем.

– Чудес в твоей жизни много было?

– Много. И здесь, в Коробейниково, тоже. Храм белоснежный видел коробейниковский, абсолютно белоснежный! Господь дал посмотреть, что такое чистота! И сквозь эту чистоту просвечивало золото. Потом, был свидетелем, когда икона Коробейниковская обновлялась, ведь мы сюда ездим с давних годов. Это хожу я с крестным ходом в четвертый раз, а раньше ездил. У Богомладенца на иконе вокруг головы золотая ниточка шла. А потом пошли лучи от главы Спасителя-Младенца. А потом они почему-то пропали. И тому не я один свидетель. Очень часто здесь, в Коробейниково, Дух Святой сходит на людей. Это ощущается через аромат. Несказанный, неземной. Пьешь, дышишь и не можешь напиться. Или как-то стояли на Литургии, народу много, жара несусветная, народ задыхается – и вдруг из-под купола ледяной, холодный, горный, чистый воздух! Это было нечто! Все облегченно вздохнули! Многие видели кресты на небе. Радуги. Было нападение бесовское, я потом целый год ходил как порезанный. Очень тяжело было. Не знаю, как пережил. Потом прочитал, что Господь, кого любит, попускает такие нападения. По силам, конечно.

– Спаси Господи, Николай Викторович, за интересный рассказ!

Беседовал Владимир Клименко

Фотогалерея