Новости епархии 28

День седьмого ноября – красный день календаря

06.11.2021
Источник информации: Алтайская митрополия
Адрес новости: http://www.altai-mitropolia.ru/allnewses/news/?id=23432



Б.М. Кустодиев. Большевик, 1919-1920 гг.

«День седьмого ноября – красный день календаря» - эту строку из стихотворения отлично помнят люди старшего поколения. Этот «красный день» праздновался с всеобщим воодушевлением, хождением на многолюдные демонстрации, воспоминаниями о революционных событиях в стране и в крае.

А потом, в этом же столетии, наступили 90-е годы с их ужасом всеобщего развала, казалось, стабильной жизни и крепости страны. Стали стремительно расти кладбища по всей стране.

Со сменой руководства страны и по Божиему Промыслу удалось сохранить свою страну, пусть даже в «усеченном варианте». Казалось, мы открестились от революционных событий начала ХХ века. Но нет. Мы живет ее последствиями, и сейчас нас и наших детей убивает враг, который рядом с нами «ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1-ое посл. Петра 5:8).

Так все же, есть ли связь между революцией 1917 года, событиями,  1993-его года и нашей современной жизнью? В чем духовный смысл этих исторических периодов?

Ответ дается в статье протоиерея Александра Шаргунова, который для осмысления истории и происходящего в настоящее время расширяет исторические рамки до трех веков и дает четкий ответ как случилось, что для многих русских людей 7-ое ноября со своими демонстрациями заменило Пасху с ее таинственными Крестными ходами.

Протоиерей Александр Шаргунов - настоятель храма свт. Николая Мирликийского в Пыжах, члена союза писателей РФ.

  Три течения мысли трех последних веков

Одна из существенных черт последнего времени заключается в том, что человеческое общество, прежде всего, сосредоточено на будущем. До последних веков оно обращало свой взор скорее к прошлому. Люди искали в нем примеры, позволяющие им устоять посреди зла земного существования. Они не думали о том, как изменить мир, скорее о том, как достойно выжить в существующем мире.

Идея устремленности к лучшему будущему, соответствующему гражданскому цивилизованному обществу, совершенно отличная от истории спасения, начинает появляться после XVI века и обретает все более полные очертания в XVIII. Эта идея очень медленно проникает в общественное сознание, но это были действительно великие перемены. То, что произошло в XX веке в России, было последним рубежом.

https://vpyzhax.ru/wp-content/webpc-passthru.php?src=https://vpyzhax.ru/wp-content/uploads/2021/03/i-768x607.jpg&nocache=1

Поклонение антихристу. Фреска Луки Синьорелли

В этом направлении развивается философская мысль современного мира с его великолепием прогресса и ужасами распада. Это можно проследить на примере трех великих течений мысли, которые в точности соответствуют истории трех последних веков.

XVIII век — человек, унаследовав влияние Декарта, все более и более верит в разум и науку, почти обожествляя их.

XIX век открывает двери «диалектике истории» и эволюции (Гегель, Дарвин, Маркс).

XX век, осуществляя на практике учения XIX, одновременно утверждает «примат жизни» - предпочтение практического опыта любой теории (Бергсон с его экзистенциализмом и др.).

Но разум, безусловно, необходимый для познания жизни, когда он становится единственным мерилом истины, изгоняет тайну. А эволюция и «диалектика истории», сосредоточенные всецело на земном плане жизни, затуманивают вечное«Экзистенция», временное существование, вытесняет сущность, опыт противопоставляется Откровению. «Если я не знаю Бога в моем личном опыте, значит Бога нет».

Отсюда в перспективе появляется новое понимание свободы с отменой всех древних табу: человек только тогда по-настоящему реализует себя, когда не связывает себя никакими нравственными ограничениями.

Эти три течения мысли проистекают одно из другого и накладываются друг на друга так, что препятствия к вере «древних дней» и ее ценностям спрессовываются и современному человеку все труднее пробиться через эту толщу.

Таким образом, можно видеть, что человеческая нравственность и культура проходят через три соответствующих этапа.

Во-первыхмогут сохраняться листья, цветы и даже плоды традиционной христианской нравственности и культуры, но связь с корнями — с верой в Живого Бога — все более ослабевает и совсем утрачивается. Постепенно Бог становится просто ненужным, превращаясь в абстрактную «надстройку», которую можно упразднить: достаточно для достойной жизни следовать требованиям естественного разума и совести.

На втором этапе человек, будучи не в состоянии обеспечить порядок жизнивосстает против естественных норм нравственности и их Творца: революция 1917 года в России и продолжение ее сегодня в новой революции — перевороте Божественного и нравственного порядка, утверждающего грех как норму.

На последнем, третьем этапе требуется как бы освящение греха — то смешение святыни с грязью, о котором как о «тайне беззакония» внутри Церкви пишет апостол Павел во Втором Послании к Солунянам. В этом же контексте, отметим, можно рассматривать одну из перспектив восстановления монархии: украшение главной христианской святыней — крестом — высшего беззакония, власти маммоны, перспективу «внешней видимости» с полной внутренней пустотой, по выражению святителя Феофана Затворника, — восстановление монархии как власти антихриста.

Протоиерей Александр Шаргунов